a6ceabdc     

Топильская Елена - Маша Шевцова 3 (Белое Черное Алое)



БЕЛОЕ, ЧЕРНОЕ, АЛОЕ...
Елена ТОПИЛЬСКАЯ
Анонс
Елена Топильская - создатель российского "следственного" романа, который сочетает головокружительную интригу с ужасающей правдоподобностью бытия.
"Белое, черное, алое..." продолжает кружить вас в безудержном ритме "Танцев с ментами". Смерть, предательство и безысходность не заставят героев утратить свои лучшие, главные человеческие качества.
Где есть поступок, там всегда найдется место мотиву.
Рекс Стаут "Приглашение к убийству"
Удачливый предприниматель Дмитрий Чванов вышел из супермаркета с четырьмя огромными пакетами, набитыми заморской снедью. Коробка конфет "Моцарт", крабовая колбаса и "Мартини" - для жены, Ольги, детям испанские дыни и несколько виноградных гроздей с гигантскими полупрозрачными ягодами, похожими на матовое стекло острова Мурано, шоколад всех сортов, громоздкие пластиковые колбы "Фанты" и "Спрайта".
Себе - дюжину "Гролш Премиум", легкого пива, которое прекрасно идет на свежем дачном воздухе с копченым угрем. Ну и по мелочам - нарезки на завтрак, испанских маслин, булочек с кунжутом, несколько коробок пиццы (очень удобно, бросишь в микроволновку, и можно идти мыть руки перед едой), коробку финских свечек, фигурно затекших каплями разноцветного воска, а то на даче пока только одна лампочка.
Пора уже, конечно, заканчивать отделку загородного дома, просто руки не дошли простимулировать процесс - замотался в последние две недели в борьбе за право на особнячок в самом крутом месте города.
Но как будто все удачно, особнячок можно считать своим. Небольшой ремонт, включая тротуар на сто метров в обе стороны, кованые решетки на окна, затейливый навес, художественная вывеска - и можно торжественно перерезать ленточку под залпы пробок от шампанского. Правда, где-то он слышал, что открывать шампанское с громким хлопком - дурной тон: когда пробка покидает бутылочное горлышко в руках настоящего знатока, раздается негромкий, деликатный звук, похожий на вздох облегчения.
Пакеты аккуратно пристроены на заднее сиденье благородно-черного "мерса", дверцы тихо загерметизировали салон, панель управления аристократически мерцает бархатными красными огоньками. Шутя преодолев отрезок загородного шоссе, верный "мерс", к которому Чванов относился как к породистой лошади, словно вкопанный, остановился перед художественной, но от этого не менее прочной и высокой оградой его резиденции.
Солнце ярко светило сквозь поредевшую листву, желто-красные деревья лениво шевелили ветками, трава уже увяла. Начинающиеся холода погнали в город запоздалых дачников, в поселке уже практически никого не осталось, и это было к лучшему - меньше любопытствующих глаз.

Его-то дом был теплым и комфортабельным, холода их не пугали, камин уже топился. Вот только электричество...
Он оставил автомобиль перед воротами и вошел в дом, споткнувшись о провод, перекинутый от дверей к опоре линии электропередач. Чертыхнулся: жена могла бы и выйти навстречу, слышала ведь, наверное, что подъехала машина. Нагруженный сумками с провизией, он чудом удержался на ногах, а мог и грохнуться.
Небось опять нализалась, пользуясь его отсутствием; ему уже дети говорят: мама опять больная... Но деться некуда - как разведешься с двумя детьми?
Обозлившись из-за попавшегося под ноги провода, он выругался, чуть не вслух задав себе вопрос: что тут будешь делать?! Да и жалко ее; пару раз он уходил, но сердце не выдерживало, рвалось назад: как она там? Потом махнул рукой и смирился с тем, что это его крест до конца дней. Хотя бы ради сына и



Содержание раздела